Рассылка новостей

TamilNaduChildrens011.jpg

Deboche Rivendell Lodge

 dar-ketzalkoatl

ДАР КЕЦАЛЬКОАТЛЯ

или Злато зелёное Бога Синеокого

или Ка-А с Любовью и Благодарностью

 

Немного истории

 

Ка-А (мате) – древний ритуальный напиток Силы племён Гуарани, использовавшийся шаманами для сакральных целей, а воинами для обретения физической силы и отрешённости.

Считается одним из самых древних напитков на земле. По мнению Г.Г.Ершовой доктора исторических наук, специалиста по истории древних цивилизаций Америки, директора Мезоамериканского центра им. ЮБ.В.Кнорозова Российского государственного гуманитарного университета, он был известен южноамериканским индейцам еще в начале VII тысячелетия до нашей эры.

Это невысокое вечнозеленое деревцо произрастающее в сельве Восточного Парагвая, Южной Бразилии, и в северных провинциях Аргентины - Коррьентесе и Миссьонесе. В этих землях уникальное сочетание влажного субтропического климата с плодородными, богатыми различными минералами почвами, содержащими, в том числе и железо, делая землю характерного красно-бордового цвета.

Индейцы Гуарани называли этот напиток Ка-А – Чудесным Даром, Златом зелёным бога синеокого Пай Шаруме, это же светлокожее божество было известно у инков как Виракоча, у ацтеков Кецалькоатль – Пернатый Змей, а у майя оно получило имя К’ук’улькан (Кукумац).

Этот образ белокожего, синеокого бога и культурного героя под разными именами был распространён по всей доколумбовой Южной Америке и Мезоамерике. В легендах и сказаниях индейцев он учил их письму, культуре, наукам, земледелию, доброте и милосердию.

Индейцем же Гуарани он также подарил Ка-А и научил как приготавливать и пить его.

В древней легенде этого племени рассказывается, что однажды Синеокий бог принёс Ка-А с небес в Дар людям, чтобы «наполнить их сердца любовью и радостью, помыслы — чистотой и ясностью, а тела — силой». С течением времени эта легенда о Ка-А причудливо перерождалась, менялись имена божества, канва и ход повествования, вплоть до того, что в иудохристианские времена Синеокий бог Гуарани в угоду «святой» церкви превращался в апостола павла, и даже в иисуса…

Но все эти легенды несмотря на свои измененья во времени и пространстве, скреплены в некое ожерелье златозелённой нитью поразительной, не от мира сего полезностью этого дивного растения… и каждый может выбрать в ожерельи любимую легенду или вымечтать новую...

Ботаническое же название Ка-А - Ilex paraguariensis растение из рода падуб семейства падубовых. Криожье или креолы жители Аргентины и Парагвая, потомки испанцев называют его «жербой».

Гуарани заваривали Ка-А в высушенной тыкве рода лагенария, выскобленной изнутри и разрисованной снаружи узорами. Эта чаша называлась МАТИ. Испанцы же по незнанию перенесли название тыквенной чаши на сам напиток. Решив, что настой приготавливается из перетёртой травы, так как индейцы Гуарани поставляли испанцам уже готовый к употреблению порошок - высушенные и помолотые листья, и не зная, что это листья дерева, европейские завоеватели стали именовать напиток YERBA МАТЕ, то есть трава мате. Это ошибочное название прочно вошло в обиход.

Кроме того, неизвестный южноамериканский напиток было удобно и выгодно уподобить китайскому чаю, широко известному в Европе. И Ка-А индейцев Гуарани получило ещё одно ныне широко распространённое название - «парагвайский чай».

Так произошло закрепление искажения. И сейчас в современном мире Ка-А, больше знаком по иезуитскому имени YERBA MATE и по названию адаптированном к восприятию обыденных жителей Европы, а затем и Северной Америки – «парагвайский чай».

 

Испанцы-конкискадоры пришли на землю Гуарани, названную ими Парагуай, в 1516г., когда экспедиция Хуана Диаса де Солиса исследовала образованный устьями рек Параны и Уругвая залив Атлантического океана.

Первые опорные пункты испанских завоевателей были расположены на Атлантическом побережье, но с начала 40-х годов XVI в. ось испанской колонизации переместилась в глубь континента, в междуречье Параны и Парагвая, где обитали индейцы Гуарани. Они вели полуоседлый образ жизни, занимались подсечным земледелием, охотой, рыболовством и по уровню социально-экономического развития превосходили соседние индейские народы.

 

В 1617 г. обширная испанская провинция Рио-де-Ла-Плата была разделена на две части: южную — со столицей Буэнос-Айрес и северную — провинцию Гуайра со столицей Асунсьон. Вскоре провинцию Гуайра стали именовать «провинцией Парагвай».

 

Поначалу гуарани считали испанцев посланниками Пай Шаруме (Кецалькоатля), и предлагали им самое дорогое, что у них было – листья Ка-А. Впервые это растение было описана Руизом Диасом де Гузманом, в хрониках первых конкистадоров в 1612 году, со слов командира отряда Эрнандо Ариаса де Сааведра, первым открывшем эти земли и отметившего использование листьев йерба мате в 1592 году.

 

В хрониках конкистадоров отмечалось, что «… индейцы выходили на встречу передовым отрядам конкисты, и протягивали маленькую тыковку, набитую неизвестной травой. Тот, кто отважился принять угощение, сразу чувствовали прилив сил и ясность мысли…». Испанцы научились у индейцев пить мате и назвали ее «парагвайской травой» или «парагвайский чай», тогда еще не зная, что это листья и стебельки дерева падуб из сельвы.

 

На землях Гуарани не было золота и других драгоценных металлов, поэтому испанские завоеватели мало интересовались этим районом. Деятельность колониальной администрации была здесь фактически очень слабой, что открывало широкие возможности для проникновения сюда католической церкви. Нигде в испанских колониях церковь не сыграла такой роли в порабощении коренного населения и нигде она не достигала такого могущества, как в Парагвае.

Уже к концу XVI века здесь появились первые монахи-иезуиты, призванные обращать в свою веру коренных жителей этой земли. Этому монашескому ордену принадлежала ведущая роль в колонизации земель в долинах от Параны до Уругвая: с 1610 по 1767 год здесь существовало государство иезуитов. «Святые отцы-паразиты» обещали испанскому королю мирным путем приучить индейцев к оседлой жизни, обратить в христианство и сделать их покорными слугами короны. Были созданы так называемые редукции — индейские поселки казарменного образца, находящиеся под непосредственным управлением миссионеров. Подкупом, обманом, а то и прямым насилием иезуиты сумели вовлечь в свои миссии десятки тысяч индейцев, где они учили их «слову божьему» и принуждали работать на себя. Во время расцвета иезуитского государства на монахов трудилось около ста тысяч исконных жителей этих земель, принося им огромные доходы.

Поначалу «святые отцы» полагали, что мате это «…дьявольский напиток», и делались попытки отучить индейцев от этой привычки, запретив его, вплоть до отлучения от церкви. Монахи-иезуиты рассматривали этот напиток как порок, даже доведя дело до Суда Святой Инквизиции в 1610 г., где падре Дайего де Торрес, выступая перед трибуналом инквизиции в Лиме, осудил обычай местных жителей как «дьявольский предрассудок», воспринятый индейцами «по сговору с сатаной и его прямому наущению».

Однако уже через несколько лет, иезуиты обратив внимание на букет полезнейших свойств этого растения и возможность получать доходы от его продажи, кардинально поменяли своё отношение к мате. Вплоть до то того, что уже в 1628 году Николас Мастрилли Дуран, магистр ордена иезуитов, писал, что

«Йерба мате – одно из чудес света, которые есть на земле!»

И через некоторое время йерба мате, наряду с разработкой серебряных рудников в Перу становится одним из главных источников дохода для иезуитов – «зелёным золотом», которые приобрели право на торговлю этим «златом» в 1645 году. Иезуиты поначалу использовали для сбора рабский труд индейцев, которых заставляли собирать для них листья мате в сельве, но при этом индейцы погибали от непосильного труда, болезней и опасностей, которые подстерегали их в диких чащобах сельвы, когда они собирали листья и несли за многие километры через джунгли. Тогда иезуиты поняли, что экономически более целесообразно попытаться выращивать растение у себя на плантациях.

И в 1670 году деревья мате уже специально выращивали, но они не были такими жизнеспособными, как дикорастущие растения из сельвы. Нужно было много лет опытов, чтобы вырастить растения такого качества и в таком же количестве, которое было необходимо. В конце концов, иезуитам удалось акклиматизировать растение в окрестностях резерваций в районе поселения Сан Игнасио, на севере провинции Миссьонес неподалеку от водопадов «Катаратас дель Игуасу».

C появлением первых плантаций опасные экспедиции в сельву закончились. Деревья мате росли уже практически во всех поселениях. Нужно было тщательно обрабатывать землю, постоянно следить за процессом роста, и особенно за орошением, так как этот вид падуба очень влаголюбив. Все это требовало много рабочих рук и времени, но оправдало затраченные усилия и привело к тому, что Миссьонес и Коррьентес (в меньшей степени) стали снабжать мате всю страну, принося иезуитскому ордену большие доходы. Именно иезуиты способствовали распространению матепитья среди поселенцев во всем вице-королевстве Рио де ла Плата, вплоть до Чили и Перу, а затем и в Европе. Он стал известен как «Чай иезуитов» или «Йербао» (Травяной настой), «Оро верде» (Зеленое золото) и стоил в Европе дороже чая и кофе.

Жестоко эксплуатируя коренное население, иезуиты создавали огромные богатства для своего ордена, не делясь ими со светскими властями. В течение нескольких десятилетий деятельность иезуитов настолько усилилась, что они практически стали контролировать управление Парагваем.

И в Испании, и среди креольской верхушки в колонии росло недовольство деятельностью ордена. Крупные помещики-латифундисты были заинтересованы в ликвидации миссий, надеясь получить в свое распоряжение даровую рабскую силу — индейцев, а также огромные площади обработанной земли и рынки сбыта, захваченные иезуитами. В 1768 г. по приказу испанских властей иезуиты были изгнаны из Парагвая, а принадлежавшие им земли перешли в собственность испанской короны.

Почти полуторавековое господство теократического «государства» иезуитов на территории Парагвая не прошло бесследно для коренного населения страны. Непосильный труд, казарменный режим, жестокие наказания, искоренение старых обычаев и традиционных обрядов и, наконец, постоянное недоедание разрушили исконную культуру индейцев и поставили Гуарани на край гибели. Население редукций, которое в XVI—XVII вв. насчитывало около 150 тыс. человек, сократилось к 1739 г. до 74 тыс.

Со временем оставленные иезуитами плантации стали частными владениями, но в основном растения на них уже акклиматизировались, способы сбора и изготовления были известны. Продажа Йерба Мате вновь становится прибыльным делом.

Когда мате уже начинают пить и в аристократических домах Буэнос Айреса, появляются первые атрибуты – чайники ПАВА (испанского образца, с длинным носиком, для удобного наливания в узкое горлышко калабаса), сосуды для хранения Йерба Мате (Йербера) и другие аксессуары.

Улучшенные культивированные растения, родоначальники современных плантаций, появились в первой половине XIX века, как результат многих лет опытов и изучений французского ботаника Эмме Гожота, известного как Бонплан. В 1822 году его коллега, французский натуралист Август де Сент Илер подробно описал это растение во время исследования обширных зарослей Ilex Paraguariensis в бассейне реки Параны, и лукаво не мудрствуя даже дал ему свое имя St. Hileur.

Француз Эмме Бонплан около 1800 года начал свои первые научные исследования этого растения, изучая его полезные свойства и культивацию много лет. В 1821 году он получил разрешение на исследование плантаций в Парагвае, но через некоторое время, правительство Парагвая из опасений потерять монополию на производство йерба мате, заключило Бонплана в тюрьму. На свободе он оказался благодаря своему другу натуралисту Александру Гумбольдту и вмешательству Французского правительства только в 1829 году. И Бонплан вновь продолжил свои исследования в других районах Латинской Америки. В конце концов он остановился в провинции Мисcьонес, как наиболее подходящей для того, чтобы начать выращивать это растение на бывшей земле иезуитов около поселения Сан Игнасио. Плантации йерба мате быстро разрастались, что послужило толчком к созданию новых поселений, а в течение колониального периода правительство Виррей Себальоса, использовала мате вместо денег. Так, горстка «Оро верде» стала платой за один рабочий день. Условной единицей считалось то количество листьев мате, которое мог удержать в руке работник, занятый на плантации.

В Европе о «зеленом золоте иезуитов»» узнали в конце XVII века. Мате пьют при королевских дворах, овеянный ореолом экзотичности настой очень дорог. Католические же священники используют его в качестве стимулятора при долгих обрядах и молитвах. А первые образцы этого растения привез на европейский континент в 1764 году из своей экспедиции Луи де Бугенвиль.

Через столетье по приказу прусского короля Вильгельма I, наслышанного о славных подвигах, бывших пастухов и охотников очень сильной, парагвайской армии, немецким солдатам каждый день давали пить мате, чтобы поднять их боевой дух. В 1864 году, президент Парагвая Франсиско Солано Лопес преподнес в качестве дара королю Вильгельму I огромное по тем временам количество йерба мате – целых 4000 килограмм.

Прославленный борец за свободу Че Гевара отличался поразительной энергичностью, силой духа и стойкостью, и немалую помощь в проявлении этих его качеств давал Ка-А – любимый его напиток. В его партизанских отрядах, у каждого бойца всегда был с собой запас Ка-А и калабаса с бомбильей, благодаря питью Ка-А отряды могли делать многодневные переходы, практически без отдыха и еды - мате давало силы, бодрость, снимало усталость.

С начала XX в. и вплоть до наших дней ведутся многочисленные научные исследования, для того чтобы определить, откуда мате берёт свои легендарные свойства, те свойства, которые делали возможным для индейцев Гуарани и Кечуа, а позже и гаучос, прославленных наездников-пастухов аргентинской пампы и народных певцов, выносить изо дня в день жизнь в очень суровых условиях, заниматься тяжелым трудом, длительное время обходясь без еды, употребляя только настой Ка-А. Сохраняя при этом крепость тела, ясность ума и стойкость духа.

И сегодня в Аргентине, Парагвае, Уругвае и сопредельных странах истинными ценителями древнего настоя, питье Ка-А ставится выше таких важных дел человека, как труд, развлечение, еда и сон. Если криожье надо идти на работу в 6 часов утра, он встает в 4, чтобы иметь хотя бы полтора часа на питье матэ. Это действо допускает все, что угодно, только не спешку.

«Аорита!» — минуточку! —

выдает криожье всегдашний ответ на любую вашу просьбу,

после чего снова погружается в матепитье…

-------

 

Здесь Вы можете заказать аргентинское, бразильское, уругвайское, парагвайское мате.

Огромный выбор, отменное качество и самые низкие цены в СНГ с гибкой системой скидок -

Гипермаркет мате и этнического чая

http://www.mate-tea.in.ua

mate-tee

 

 

РЕКОМО БЫЛО

Когда Дух устремляется вовне и не в состоянии охранять внутреннее,

то приходят счастье и несчастья...